Роман Ты задолжал мне любовь глава Глава 728

Погрузитесь в захватывающие главы Ты задолжал мне любовь, завораживающего романа Internet, написанного талантливым Internet. Со своим сложным сюжетом, эмоциональной глубиной и незабываемыми персонажами, этот роман обещает путешествие, полное напряжения и сердечной связи. Независимо от того, упиваетесь ли вы загадкой тайн или теплом волнующих душу историй, Internet создал повествование, которое врежется в вашу память. Исследуйте страницы Ты задолжал мне любовь, начиная с главы Глава 728. В Казань на поиски (часть 5), и позвольте магии развернуться.

Тот мужчина отрицательно покачал головой и хохотнул:

— Не станет, не станет, можете забрать её.

Та женщина посмотрела на нас, ничего не сказав, отсюда можно было сделать вывод, что в этом доме ей ничего говорить и нельзя. Георгий всё время молчал, послушав их разговор, посмотрел на хозяина дома и произнёс:

— Не могли бы вы дать нам чистую женскую одежду?

Мужчина обомлел и закивал:

— Хорошо, хорошо, сейчас же принесём!

Затем посмотрел на женщину:

— Найди им одежду!

Женщина поднялась и ушла в другую дверь. Игнат общался с мужчиной, а мой взгляд упал на группу детей окруживших стол за трапезой. Все они были одеты в неподходящую одежду, одни щеголяли в нескольких грязных футболках, надетых прямо одна поверх другой. Другие облачились в некачественные свитера. По-видимому, так вырядились, просто чтобы не замёрзнуть. Они словно облачились во всю имеющуюся одежду, но очевидно достаточно согреться не могли.

Мой взгляд упал на маленькую девочку, которую оттиснули в сторону. Я замерла. Ребёнок выглядел года на три, всё лицо раскраснелось. По-видимому, у неё на щеках проступила красная сосудистая сетка, а рот потемнел от еды, из-за холода у неё шли сопли. Она вытирала нос рукавом кофтёнки, но не начисто, потому размазала сопли по рту, тарелке и ложке. Я невольно нахмурилась, а женщина вышла из комнаты с одеждой, глянула на меня и сказала:

— Примерь.

Я кивнула, поблагодарила с улыбкой, затем посмотрела на неё:

— Не могли бы мне одолжить сухие ботинки?

Пока мы шли к ним сейчас, мои ботинки и брюки измарались, а зима холодная, потому носить мокрую обувь невыносимо тяжело. Женщина кивнула, долго искала в шкафу, пока не вытащила оттуда пару матерчатых туфель, они ещё новые, судя по их фасону и внешнему виду, сшила она их сама. Георгий заметил, что туфли слишком лёгкие, невольно нахмурился и выпалил:

— Теплее нет?

Женщина обмерла и покачала головой:

— Все только такие!

Я с улыбкой забрала обувь, поблагодарила и надела новые ботинки. Села погреться у печки и позвонила Руслану. Поскольку сигнал слабый, звонки принять не удалось, мне оставалось лишь написать ему сообщение, сообщив, что сегодня вечером не вернусь. Восьмичасовая поездка очень долгий маршрут. Игнат обговорил всё с мужчиной и посмотрел на меня:

— Эмилия, посмотри на ребёнка. Если всё в порядке, то завтра заберём его в Казань, кроме того твою дочь придётся перевезти из Москвы, потому что у ребёнка временно нет прописки. Поэтому нам остаётся провести операцию в Казани.

Меня происходящее озадачило, заметив это, мужчина подошёл к той самой маленькой девочке, вытер рукавом сопли у неё из-под носа, и, глядя на меня, хохотнул:

— Эмилия, посмотрите. Девчушка хоть и маленькая, но понятливая. Боли не боится, поглядите-ка, ха-ха, подходит она под ваши чаяния?

Девочка не понимала, почему взрослые так говорят о ней, просто ошеломлённо смотрела на меня в некотором замешательстве. Наверняка не наелась, потому опасливо посмотрела на отца, набрала суп ложкой и запихнула её в рот, залив бульоном всю себя. Я кивнула, хотя в голове царил полный хаос.

Когда дети поели, небо уже окончательно стемнело, было поздно. Хозяйка расстелила в соседней комнате в двадцать квадратных метров на полу подстилки. Игнат сказал, что здесь такие условия, придётся так провести ночь. А завтра мы уедем отсюда. Георгий беспокоился о том, что я замёрзну за ночь, потому нашёл в доме все одеяла.

Но согреться не получилось, потому пришлось прижаться к детям. Посреди ночи у меня так замёрзли ноги, что я не могла заснуть, потому невольно свернулась калачиком. Затем услышала детский девичий голосок возле моего уха:

— Тётя!

Я сначала подумала, что у меня галлюцинации, замерла и вновь услышала этот голосок:

— Тётя, ты спишь?

На этот раз я убедилась, что ребёнок зовёт меня, невольно обмерла и откликнулась:

— Нет, что случилось?

Перевернувшись, я увидела маленькую девчушку, не знаю, когда та успела сесть на корточки возле меня. Глядя на меня, та тихо возвестила:

— Мама сказала, завтра мне нужно уехать с вами. В городе я поем, ты можешь взять с нами старшую сестру, ей тоже хочется в город?

На мгновение остолбенев, я усадила её рядом и укрыла одеялом её замерзшее тельце, спросив:

— А что случилось? Почему нужно взять её с собой?

Девочка, казалось, совсем не шевелилась, боялась прислониться ко мне, но не выдержала и сказала:

— Тётя, кажется, от тебя пахнет лучше, чем от мамы.

Я невольно рассмеялась, дожидаясь её ответа на мой вопрос. Эта девчушка словно переключила всё своё внимание на запах моего тела, я вынужденно вновь поинтересовалась:

— Дитя, зачем твоя сестра хочет в город? Сколько ей лет?

Удалось вновь завладеть её вниманием, она обдумала и ответила:

— Ей семнадцать лет. Мама говорит, её можно замуж выдать. Но она не хочет, сестра прочла так много книг, потому теперь папа ей читать не позволяет. Велит ей выйти замуж, та не выходит, потому мама заперла её в хлеву. Сестра такая несчастная, не ела уже столько дней. Мать сказала, если она не выйдет замуж, то никогда не получит еды и умрёт там от голода.

Слова Иды меня встревожили, на мгновение не знала, что и сказать. Но восстановив душевное равновесие, спросила:

— Ты отведёшь меня посмотреть на сестру?

Она кивнула, поднялась и собралась пойти босиком, я схватила её за руку и прошептала:

— На улице холодно, нужно надеть обувь и одеться.

Но та не придала этому значения:

— Ничего страшного. Не холодно. Прошлая зима была холоднее, я с братьями и сёстрами ходила босиком. Мама сказала, когда привыкаешь, холодно не будет. Теперь привыкла, поэтому мне не холодно.

Я пожала губы и не стала продолжать расспрос, вышла вслед за ней из дома. Затем та отвела меня к другим дверям. Сняла замок с засова и тихо сказала:

— Сестричка, ты спишь?

Изнутри раздался спокойный и тихий девичий голос, вслед за тем тихо ответивший:

— Ещё нет.

Маленькая девочка толкнула дверь, внутри сарая царила темнота, ничего не было видно. Увидев, что та вошла, я обеспокоилась. Она обернулась, посмотрела на меня и прошептала:

— Тётя, не заходи. Внутри очень грязно и много навоза.

Вслед за тем обратилась к человеку внутри сарая:

— Сестрица, я привела тётю. Попроси её, пусть позволит тебе поехать в город со мной. Тогда тебе не придётся выходить замуж.

Комментарии

Комментарии читателей о романе: Ты задолжал мне любовь